Четыре Генриха - Henri IV

Генрих IV - один из популярных персонажей французской истории. Но кем он был: любовником-авантюристом, выдающимся государственным деятелем, покончивший с гражданскими войнами и направивший Францию к величию и процветанию, или кем-то ещё. Под именем Генрих Четвёртый можно выделить четырёх человек, носивших это имя но в то же время людей совершенно разных.

Henri IV
Генрих IV из фильма Муратова «Королева Марго»

Первый Генрих и его мир красочно показан в костюмированных сериалах снятых по мотивам произведений Александра Дюма «Королева Марго», «Графиня де Монсоро». Этот образ Генриха объединил в себе любовника-авантюриста, неиспорченного большой политикой, в меру склонного к интригам и лицемерию, хорошего друга, но неверного мужа. В некотором плане в традициях представления о той эпохе, и с другой стороны как некий идеал французского короля. Жизнь этого человека, как и многих персонажей Александра Дюма полна приключений и в то же время проста и незамысловата. Генрих не мучается вопросами веры. Не производит впечатление человека религиозного, тем более вождя протестантов. По его виду не скажешь что большую часть жизни он провёл в военных походах. Хотя он и не главный персонаж этих произведений, но его образ раскрыт достаточно что бы можно было составить исчерпывающее представление об этом человеке. А что не вошло в книги с успехом возмещает человеческая фантазия. В итоге многие представляют себе Генриха Четвёртого именно таким. Больше литературным персонажем чем исторической личностью

Совсем другого Генриха показывает французский исторический фильм Генгих IV Наваррский. Это не костюмированная романтическая история, а хороший исторический фильм. Авторам удалось передать окружение той эпохи. В отличии от костюмированных сериалов где даже представители низшего сословия всегда умыты, расчёсаны и только что от дантиста здесь даже королю трудно найти ванну горячей воды что бы помыться. Не всегда хватает денег на свечи и королевские покои освещены каким-то чадящим факелами. На войне кровь и смерть. На улицах грязь, а воздухе вонь. Такое достижение античной цивилизации как канализация было неизвестно в Париже того времени.

Только образ самого Генриха не избежал идеализации последующих эпох. В этом образе он представлен как выдающийся государственный деятель, благодаря которому Франция слала просвещённой и прославленной страной в следующие столетия. Хотя любовные похождения занимают далеко не последнее место в его жизни, долг перед страной и народом всё же немного выше.

Но это тоже идеализированная модель реального человека.

В исследованиях французского историка Робера Амбелена «Драмы и секреты истории, 1306-1643» мы видим несколько иного человека. Рекомендую вам самим прочитать эту книгу. Тем более что кроме жизни и смерти Генриха IV Наваррского Робер раскрывает и другие тайны истории того времени.

Прежде всего Генрих совсем не выдающийся политик и государственный деятель. Просто он сумел привлечь к управлению страной действительно талантливых министров. Более того и с любовью у него было не всё гладко. Он попадал под влияние женщин в которых влюблялся и рази них был готов на любые сумасбродства. Однажды он оставил армию в разгаре боя что бы повидаться с очередной своей любовницей. Он легко шёл на необдуманные поступки и его любовницы этьим успешно пользовались.

В итоге по версии Амбелена Генрих был не самым плохим королём:

Впрочем, по своим итогам его царствование заслуживало отнюдь не отрицательной оценки. Если бы Генрих IV умел обуздывать свои сексуальные страсти, каким он мог бы быть великим королем! Имея таких незаурядных министров, как Сюлли, Оливье де Серр, Ашилл де Арлей, он совершил много преобразований, чем снискал себе признательность простого народа.

И конечно же есть ищё и четвёртый Генрих. Не романтический герой рыцарских романов, ни государственный деятель, ни проницательный политик и основатель династии, ни влюбчивый и ранимый человек, ни кто-то ещё. Настоящий Генрих, в котором есть что-то от каждого их этих, но в то же время он ни один из них. И каким он был на самом деле мы никогда не узнаем.